Безопасность в Орловской области

Пожарные войска

От настоящих военных пожарные отличаются только боевым оружием и полем боя.

Пожарная часть имеет все атрибуты военной жизни: жесткий отбор, строгая дисциплина, спецформа и боевая готовность.

Работа пожарного входит в десятку самых опасных профессий. Но, несмотря на опасность и не самую высокую зарплату, конкурс при приеме в пожарную часть (ПЧ) очень большой и вакантные места — большая редкость.

Образование

В ряды пожарных берут предпочтительно людей, которые побывали в армии. Особых требований к образованию не предъявляется. Достаточно общего среднего образования. Однако пожарный, не имеющий высшего профессионального образования, автоматически лишается возможности войти в офицерский состав и подняться по карьерной лестнице. Кстати, образование также будет влиять на заработок пожарного. Он будет зависеть от стажа, звания, должности и опыта работы. В среднем представитель этой профессии может рассчитывать на 8-15 тысяч рублей в месяц.

Пожарные войска

Без азарта и суицида

Сдача физических нормативов и образование — самое безобидное испытание, которое ждет будущего пожарного. Куда сложнее пройти документальную проверку, психологическое тестирование и медкомиссию.

— В пожарные войска, я так называю нашу работу, — говорит помощник начальника караула пожарной части № 1 Орла Александр Чибисов, — берут только не судимых граждан. Комиссия изучает личное дело претендента, характеристики с места учебы и бывшей работы. Просматриваются также личные дела близких родственников и родственников жены.

Пожарный должен быть устойчив к стрессу, обладать хорошей памятью, уметь концентрировать внимание и быстро переключаться. В пожарную часть не принимают людей, склонных к азартным играм и суициду. Эти наклонности проверяются с помощью психологического тестирования, включающего около 300 вопросов.

По словам инспектора-психолога Главного управления МЧС по Орловской области Елены Михайленко, тестирование проводится на психофизиологе. Это компьютерный аппарат, который не только задает вопросы, но и проверяет правдивость ответов. Своего рода детектор лжи.

Здоровее только космонавты

Пожарные признаются, чтобы попасть в ПЧ, нужно пройти не одну медкомиссию и сдать столько анализов, сколько не сдавал за всю свою жизнь.

— Пожарный причисляется к первой категории здоровья, — говорит Александр Чибисов. — То есть он должен быть абсолютно здоров. Выше категория только у космонавтов и летчиков. Но, даже пройдя жесткий отбор, в ранг пожарных новичок попадает только после трехмесячной стажировки и сдачи экзаменов. А полноценным сотрудником ПЧ он становится лишь спустя пару лет.

Армейские законы

Переступаю порог пожарной части. Первое, что бросается в глаза: идеальная чистота.

— У нас царят армейские законы, — объясняет Александр Чибисов. — Территория должна быть чистой, техника исправной, а обувь блестеть. Мы, как военные, соблюдаем строгий распорядок дня. Если нет боевой тревоги, занимаемся по расписанию. В половине девятого караул принимает боевое дежурство. С девяти часов начинаются теоретические занятия по технике, тактике, медицине. Как в школе, — с тетрадками, журналом и оценками. В 11.45 — отработка нормативов. Пожарные тренируются на специальных тренажерах. Например, на башне, высотой с четрехэтажный дом, или в теплодымокамере. Это специальное подвальное задымленное помещение, где пожарные должны найти тот или иной предмет. После обеда сотрудники ПЧ отрабатывают планы пожаротушения, затем хозработы, уход за техникой и отбой в 21.00.

Спит, как пожарный

Пожарным положено отдыхать, чтобы быть в хорошей форме. Ночью они спят. Только не в кровати, а на топчане, и одетыми в мундиры и кители.

— Это наши топчаны, — показывает Александр Алексеевич. Легким движением руки он раскладывает черное плоское кресло, и оно превращается в сносную кровать.

— А если вдруг тревога? — спрашиваю я.

— Независимо от того, спим мы или едим, за 36-40 секунд мы должны одеться, получить путевку и выехать на объект.

За эти несколько секунд пожарному нужно полностью экипироваться. Боевка (боевая одежда пожарного) — это штаны с подтяжками, куртка, ремень с карабином, топорик, каска, резиновые сапоги с металлической прокалкой изнутри. Вся эта экипировка весит килограммов 5-6. Да плюс баллон с кислородом — килограммов 16. В такой экипировке при большом пожаре сотрудники ПЧ теряют не один килограмм.

Непризнанные герои

— Пожарные должны уметь всё по чуть-чуть, — говорит Александр Чибисов. — В процессе работы мы обучаемся элементам альпинизма, высотника, учимся оказывать первую психологическую и медицинскую помощь. Конечно, мы не специалисты. Но сделать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца, оказать первую помощь при переломах, ушибах можем. Иногда это спасает людям жизнь.

Но мы редко воспринимаемся местным населением как герои. Когда люди узнают, где мы работаем, зачастую говорят: да вы там спите по 24 часа в сутки.

Издержки профессии

Бессонные ночи и бесконечный дым для пожарных не проходят бесследно. Не для всех, конечно. В качестве профессиональных болезней многие пожарные к концу службы отмечают появление высокого давления и болезни органов дыхания.

Еще одно побочное действие этой профессии — если не привычка к смерти, то смирение с ней.

— Самым сложным для меня было преодолеть смерть на пожарах, — говорит Александр Чибисов. — Я вообще человек сентиментальный. Даже от похоронной музыки мне становилось не по себе. А здесь со смертью сталкивался очень часто. За мою историю я повидал много трупов: дети, взрослые, животные, птицы.

По словам Александра Алексеевича, у пожарных нет каких-то особенных способов реабилитации. Это баня, спорт, прогулки на природе. В исключительных случаях, при сильных стрессах, по утверждению психолога, сотруднику дается отпуск, направление в санаторий.

Век пожарного, как и военного, в среднем до 45 лет. Дальше его судьбу решает руководство.

Доходит до фанатизма

— Очень многие новички, столкнувшись с реальной опасностью, страхом, уходят из пожарной службы, — говорит Александр Чибисов. — Пожарный — это человек, который идет туда, куда обычный человек идти побоится. Некоторые наши сотрудники даже слишком смелые. Однажды один из моих коллег зашел в задымленное помещение без кислородного аппарата. Вышел оттуда весь в слезах. Мы спросили его, зачем ему это надо. А он в ответ: я по-другому не могу. В этот момент он не думал ни об опасности, ни о страхе. Это фанатизм высшей степени, и таких ребят у нас много.

Все сутки, пока мы дежурим, мы находимся в напряжении. Вроде ты ничего не ждешь, а внутри тебя ждет. Ты опять ждешь тревоги. Ложишься спать и думаешь, вот только заснешь — и загудит.